Защищено: Podsumowanie roku 2008

Posted on Декабрь 31st, 2008 by Ослик

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Ostatnie ziarenko

Posted on Декабрь 30th, 2008 by Ослик

Kończy się kolejny rok. Piasek już prawie cały się przesypał i jutro przyjdzie czas na podsumowania. Odszukam kartkę z zeszłorocznymi przemyśleniami, marzeniami, planami…przeczytam i wrzucę do ognia. Cierpliwie przyjmę wszystkie długie szare korytarze, które jeszcze trzeba będzie przemierzyć, każdy blady poranek bez cienia uśmiechu, któremu trzeba będzie stawić czoła i rzadkie, niespodziewane chwile radości. Tak trudny rok miałam tylko jeden. Ale wtedy nie stałam się płaszczakiem. Cierpienie dało mi jasność widzenia i mądrość, jakiej nie da się zdobyć w żaden inny sposób. Teraz nie mam nic. «Nie uszlachetnia»- powiedział Tischner. Nie każde uszlachetnia. I właśnie takie jest najcięższe. Jednak trzeba oddać wszystko, do ostatniego ziarenka i zaufać od nowa.

Защищено: «И зачем мне, право, моя душа…?»

Posted on Декабрь 29th, 2008 by Ослик

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Кошкины слезы

Posted on Декабрь 29th, 2008 by Ослик

Была у меня кошка. Вернее кот. Или даже скорее Кот с большой буквы. Появился случайно — подруга подарила. Друг придумал для него довольно нетипичное имя — Мышкин. Вот так и стал он князем. Беспокойный был с детства. Бывало собираемся ложиться спать, тихо, спокойно…да не тут-то было! Мышкин играет — ловит воображаемых мышей или бабочек. Зачастую ему довольно было собственного серого пушистого хвоста, чтобы было чем заняться. Сладким созданием от силы Мышкина можно было назвать только когда он, свернувшись калачиком на моих коленях или на диване, посапывал тихонько и смотрел свои «котенкины» сны. А смотрел он их часто, потому что мы с сестрой днем пропадали в вузе. Были и проблемы, когда кое-кто придумал аллергию, чтобы заставить нас избавиться от этого пушистого сокровища. Но общими силами удалось отстоять его право обитать в этой квартире. Потом князь отправился на каникулы к дяде Паше, который многократно его зазывал к себе, сраженный «красотой небесной» этого создания. Вот там-то котик почувствовал себя истинно по-княжески:). Шутка ли-дом, палисадник и три человека в твоем кошачьем распоряжении! И за всем надо присмотреть, везде заглянуть, везде успеть. Но все хорошее кончается — кончились каникулы и кончилось детство. Мышкин возмужал, подрос, посерьезнел. Все чаще стал ходить на ночные «мужские» прогулки и возвращаться то с разорванным ухом, то с пораненной лапкой. Дядя Паша, «самых честных правил» любил его и лелеял. Но взрослая жизнь — не сказка. Когда человек…пардон, Кот начинает меняться, появляются проблемы. В общем Мышкина с позором выселили и заклеймили. В одночасье он потерял свои владения, почет, сырую рыбку по пятницам и, что самое главное — жизненное пространство и неприкосновенность. Вернувшись в тесную квартиру, к двум девушкам (!) он долгое время пытался вести себя достойно. Но когда не стало мочи (обратите особое внимание на это слово) терпеть, Мышкин стал громко (особенно по ночам) проявлять свое недовольство. Он ждал. Ведь доверяя дяде Паше, который был дворянином, князь думал, что за ним вернутся, посадят в карету и все будет как раньше. Но это «как раньше» все не наступало…Вопрос встал ребром — отправить Мышкина в деревню, сохранив при этом его мужское достоинство или попытаться вернуть дяде Паше, ценой его же. День и час операции был уже назначен, но, признаюсь, я не решилась. Поездку в изгнание Мышкин пережил тяжело. Поскольку он кот размеров прямо-таки громадных, мы опасались, что он чего-нибудь натворит в автобусе или поезде. Поэтому знахарь (то есть ветеринар — не зря Мышкин так ужасно нервничал, когда его к врачу возили, однажды устроил там тааааакооое…)напоил его зельем, чтобы спал. Этот сказочный элемент, проверенный уже и Джульеттой и мертвой царевной и многими другими подействовал не совсем. Не таков князь мышкин, чтобы сдаться без борьбы. По всей видимости его начало сильно глючить, он время от времени пытался позвать на помощь и орал «Измена! Слуги ко мне!», но его никто не слушал. Хотя у меня сердце болело за кошку. В общем, привезли мы Мышкина к дедушке с бабушкой. Как он там справиться? Трудно сказать, ведь наш герой — изнеженное городское создание, у которого никто никогда не смел отнимать еду. Произошло первое столкновение с «хозяином» двора — черным котом, братом несовершеннолетней прелести, с которой Мышкина познакомили на следующий день после прибытия. И сразу после знакомства глаза князя округлились и «в зобу дыханье сперло» от дерзости, увиденной им — прелесть нисколько не стесняясь полезла в его миску!!! И впервые в жизни попробовала эксклюзивную кошачью пищу, причем самую дорогую, потому что ни дядя Паша ни мы ему ни в чем не отказывали. Мышкин в очередной раз пережил потрясение — перемена места, новые люди…и этот черный кот, подстерегающий его на каждом шагу. Что же будет дальше? Вот говорят, что кошки индивидуалисты и всегда ходят сами по себе. Правда конечно, но они сильно привязываются к людям и месту. А дядю Пашу он всегда будет помнить, в этом я уверена.

ОДИНочество

Posted on Декабрь 26th, 2008 by Ослик

Samotność zrodziła się w momencie, gdy najpiękniejszy Anioł powiedział: «Non serviam». Bóg po raz pierwszy został odtrącony przez kogoś, kogo kochał. Stworzenie, które miało być światłem Jego oczu, stało się wcieleniem ciemności. W Sercu Boga pozostała po nim pustka. To była pierwsza samotność i pierwsza tęsknota. Ten, który stał się ciemnością też poznał smak samotności, bo tam, gdzie nie ma Stwórcy, nie ma nic. A samotność Pana, pogłębiająca się wraz z odejściem kolejnego człowieka, zanurzającego się w ciemność… ta samotność będzie trwała wiecznie. Nawet po Wielkiej Ostatecznej Segregacji. Ona nigdy nie zostanie zniszczona, jak nie zostanie zniszczona Miłość. Nigdy nie zapomina się o kimś, dla kogo zrobiło się WSZYSTKO, a on mimo to odszedł.

W dzieciństwie słyszałam opowiastkę o tym, że piekło to nie płomienie i tortury, a świadomość, że inni są w odległości milionów lat świetlnych, a wokół jest ciemno i pusto. Na wieki.