Нозокомефобия

Posted on Декабрь 20th, 2014 by Ослик

Да, по всей видимости это у меня имеется. Вчера была процедура снятия швов. П. отвез меня в ближайшую поликлинику (я в нее записалась недавно, чтобы было поближе). Доктор Якубовский, тощенький, приветливый и насквозь прокуренный человечек, опять отсутствовал (по официальной версии — выписывал рецепты, по правде-курил очередную сигарету в каком-то закуточке). Передо мной в очереди была только одна женщина, которая то и дело нетерпеливо вздыхала. Я жалобно похрюкивала, примостившись на неудобном стуле. Врач вернулся, принял ту женщину, потом заверил меня, что здесь швы мне обязательно снимут. Но в итоге медсестра посмотрела на торчащие из меня куски лески, покачала удрученно головой и утешила меня фразой, что она не умеет это сделать и скорее всего придется ехать в Люблин, где была операция. Ну просто потрясающая новость, тем более, что неделю спустя человек все-таки передвигается еще не совсем уверенно и совершенно не склонен к ненужным путешествиям. Тогда мы направились в больницу, по какому-то там рейтингу занявшую второе место в стране. Там отгрохали неплохой ремонт, но самое главное, быстро решили мою проблему. Но тут откликнулась моя нозокомефобия, приведшая к тому, что после столь безболезненной процедуры меня стало здорово трясти и захотелось отключиться. Сего сделать, увы, не дали (а я уже предвкушала романтическое скольжение по линолеуму на глазах у десятка зрителей. Нет, правда, мне было и совсем хреново и довольно неуютно. Но после ремонта в больнице были выделены специальные зоны отдыха с вполне удобными местами для «посидеть» и даже для «полежать». Там я отлежалась, пока не прошли судороги во всем теле. Врач решил перестраховаться и, несмотря на жалобный скулеж, мол, я дома отлежусь, никуда не надо направление, выписал мне бумажку в приемное отделение, куда обычно попадают или со скорой или своим ходом, но по действительно важным причинам. Там пришлось объяснять, что я это…ничего…в общем все хорошо, доктору только показалось, а я нормуль, ведь через неделю после операции нельзя себя чувствовать по другому. Позвали хирурга. Он попытался зачем-то понадавливать на мой многострадальный живот, что я немедленно пресекла, схватив его за руку. Краем глаза заметила, что и П. весь напрягся. Потом он признался, что если бы нам отказали, он собирался устроить мамаево побоище с вызовом директора, ординатора и других видов начальства. Вплоть до местной газеты. А характер у него такой, что, пожалуй, добился бы своего, только потом лучше бы мне в той больнице больше не показываться:). С врачами права качать…себе дороже. В общем, все хорошо, что хорошо кончается и покинув стены этого милого учреждения, я сразу же вышла из состояния тихого истерического припадка. Как все-таки плохо страдать боязнью белых халатов, особенно если тебе каждый год «везет» попадать на операционный стол.

Почти прямоходящая — операция нр 2

Posted on Декабрь 17th, 2014 by Ослик

Н-да, полюбили меня хирурги. 18 апреля 2013, 11 декабря 2014…не слишком ли часто? А ведь ни конца ни края этой истории не видно и вполне такие себе жирненькие тучки продолжают собираться над головой. Сдаваться-приниматься в больничку П. отвез меня в среду. В приемной было на удивление мало людей, зато в кабинете врача копошились…студенты-медики! Ну, думаю, повезло. Но врач попался толковый и не стал меня вгонять в краску. Сказал только: «Вас в отделении помучают порядочно». И точно. Я зашла на 3 этаж, отдала документы и «на минутку» убежала отправить папе посылку. А меня 20 минут искали по всему отделению:). Потом кровь на анализы — целых два раза, а я этого ужас, как боюсь, сразу превращаюсь в синюшную букашку. Вокруг в палате уже лежали «жертвы кровожадных хирургов». Меня взяли на обследование, а там в процедурке такой дубак…Оказывается, студентка в обморок грохнулась. Я сразу изъявила желание подражать, но мне не разрешили:). Потом последний обед (жидкий супчик), таблеточки-пилюльки, переодевания в розовую пижамку и халатик (они у меня специальные, для больничных нужд) и…жууууууууууткая скука. Я читала Тургенева, шлялась по коридору, звонила. Вечером получила пилюльку, чтобы хорошо баиньки, но она не помогла, а ранним утром, когда в палату вторглась медсестра, меня стало так трясти, что зуб на зуб не попадал. Сосредоточилась на чтении Розария-немного полегчало. Потом вторая таблеточка, тоже мимо. А в 20 минут девятого меня взяли…АААААААААААААААА! Я так перетрусила, что прямо уменьшилась на несколько сантиметров — даже медсестра, которая меня сопровождала в операционную с удивлением спросила:»А что это вы так сутулитесь?» В операционной у меня начался словесный понос — я говорила даже из-под кислородной маски. Потом ничего не помню. А вот очнулась довольно быстро, никаких тебе галлюцинаций, тошноты, тяжести в голове. За дверью послеоперационной палаты уже вертелся в зеленом халатике П., но его не впустили, пока не приладили мне капельницу, рукав для измерения давления и прочие пискучие устройства. Больно почти не было. Но голос почти не прорезывался — я хрипела из-за интубации. Сразу отметила про себя, что в предыдущий раз этого не было. Но откашляться было боязно. Так я и прохрипела до самого вечера. Практически не спала, потому что П. восседал рядом и внимательно за всем следил. Одну за другой привозили других женщин, рядом с некоторыми тоже караулили представители мужского пола. Потом пришел начальник клиники, профессор, который меня в прошлый раз оперировал. Узнал, кажется. Ночь была неспокойной, каждый час приходила медсестра, пару поставила обезболивающую капельницу. На другой день нас начали поднимать и мне не удалось даже сесть на кровати. Попробуй тут сядь, если в животе вооот такой дренаж торчит. Короче, мне медсестра воркует, что не надо переживать, никто лежа в обморок не падает итд, а я в тумане думаю:»Гыгы, мало ты о жизни знаешь, мне лежа как раз самое оно» (что я доказала неделей раньше, во время злосчастной сдачи крови на анализы). Трогать меня больше не трогали, на утреннем обходе дежурный врач воззрился на мою худобу и решил оставить еще на один день в отделении. Встала я только когда пришел П. Он мне как-то внушил чувство безопасности, да и проклятый дренаж к тому моменту вынули (ощущения, я вам скажу, те еще). В общем, получилось посмотреть на послеоперационную с вертикального положения. К тому моменту большую часть пациенток оттуда выпроводили — как ни странно, те с более серьезными ранами и постарше на своих двоих потопали сразу. А я и две девушки в моем возрасте и тоже после лапароскопии, остались лежать. Так нас и выписали вместе из послеоперационной (причем их же на следующий день после операции, а меня через два дня! Вот какой я дистрофик.) Потом осталось только доползти до машины и все полтора часа стараться,ч тобы не стошнило. Вот, собственно, и все.